Домой - На главную
Карта сайта - Карта сайта
Гостевая книга - Гостевая книга
КАРЕТНЫЙ ДВОР / Полезное, интересное / О прокате карет / Марина Богомякова: "Пока мы кормим лошадей всей семьей"



Марина Богомякова: "Пока мы кормим лошадей всей семьей"

Появление красавиц лошадей на центральных улицах Барнаула чаще всего вызывает удивление. Но такие картины, по мнению директора конного салона "Фаэтон" Марины Богомяковой, должны стать нормой жизни для краевой столицы. Она вместе с коллегами несколько лет подряд пытается заявить о своем деле и сделать конные прогулки популярным видом отдыха. В то же время руководитель салона не ждет от семейного бизнеса высокой рентабельности и говорит, что занимается им ради удовольствия. Об этом и многом другом она рассказала в интервью.

В 2006 году открыла конный салон "Фаэтон", который оказывает услуги по прокату лошадей. kareta.com.ru/prokat/ekipazhikd/barnaul.html


Все началось с Майки

– Марина Николаевна, ради конного бизнеса вам пришлось отказаться от более рентабельной предпринимательской деятельности. С чем это связано?

– Оставить прежний бизнес нас вынудил земельный конфликт. В 1992 году мы приняли участие в конкурсе, во время которого приобрели за 700 тыс. рублей участок в районе ул. Балтийской. На нем мы с мужем организовали автостоянку. Площадка была очень большая – около 18 тыс. кв. метров. У нас ушли большие деньги на подготовку проекта автостоянки. А впоследствии мы планировали построить торгово-развлекательный центр и двухъ¬ярусную парковку. Но в 1998 году у меня случилось несчастье – от инсульта умер муж. В одиночку я не смогла реализовать задуманные нами планы. Позже я продала землю компании "Холидей Классик". И это позволило мне всецело посвятить себя новому делу.

– То есть переехать в сельскую местность и развести лошадей вам пришлось из-за безвыходной ситуации?

– На самом деле в 2004 году судьба подарила мне встречу с Александром Богомяковым, который впоследствии стал моим мужем. Он всегда мечтал иметь своих лошадей. Пять лет назад Александр приобрел первую лошадь Майку, которая и положила начало нашему бизнесу. Первенец по документам – "рабочая лошадь". И она чуть не стала колбасой. Если бы муж не купил ее, то на следующий день кобылу отправили бы на убой. При всей своей "рабочести" она изящна и красива. Первые годы Майка стояла в конюшне у родителей мужа. В День города и во время других мероприятий Александр выводил ее на площади Барнаула, катал всех желающих. И лошадь зарабатывала очень приличные деньги. В тот же год мы уже вместе купили вторую кобылу – Бакалею – породы русский тяжеловоз.

В выходные мы с друзьями и знакомыми выезжали в лес на пикники. Брали коней, катались на них. Постепенно Александр и меня приучил к лошадям. А три года назад, когда мы продали земельный участок и семьей переехали в частный дом в селе Лебяжьем, то забрали нашу живность к себе. Скоро купили еще одну лошадь Агриппину. И сегодня у нас два жеребенка, один годовалый жеребец и три кобылы, на которых мы катаем наших клиентов верхом или в карете.

– Конный бизнес, если он не спортивный, считают убыточным. Подтверждается ли этот тезис в вашем случае?

– Рекреационный бизнес по определению должен приносить прибыль. Но наше население мало информировано о том, где и как можно активно отдохнуть в пределах города. Многие привыкли ездить в Горный Алтай, где можно покататься на лошадях. Он у нас близко: три часа – и ты на месте. Лишь единицы знают, что в пригороде есть, к примеру, наша фирма.

Я не могу абсолютно точно посчитать прибыль "Фаэтона". Если честно, пока мы кормим лошадей всей семьей. И я не хочу думать о большой рентабельности. Мы просто получаем наслаждение от этого дела. Когда мы выезжаем в город, то знаем, что на нас все отреагируют с большим удовольствием. Но то, что бизнес затратный, могу сказать точно. Часть амуниции у мужа была еще до того, как был создан салон. В строительство конюшни мы вложили около 300 тыс. рублей. Также приходится тратиться на костюмы наших извозчиков, ежедневно кормить лошадей. Прогулочная карета нам обошлась в 250 тыс. рублей. Ее мы искали очень долго и в разных городах. Дикие цены нас пугали. А потом вышли на компанию "Каретный двор" в Набережных Челнах, и в мае 2006 года оттуда нам доставили товар. Я как раз лежала в больнице. Помню, как упрашивала врача: "Отпустите меня на денечек, мне сегодня карету привезут!"

– Для популяризации конного проката необходима соответствующая рекламная кампания. Пытались ли вы таким образом привлечь внимание потенциальных клиентов?

– Реклама, конечно, нужна. И мы в последнее время начали заявлять о себе с помощью средств массовой информации. Но попасть в нужную нам аудиторию удается нечасто. Хотя узнаваемость "Фаэтона" идет, наверное, с той скоростью, которая нам позволяет обслуживать клиентов должным образом. Ведь нам абсолютно не у кого учиться тому, как работать с посетителями. Никто нам не преподаст такой урок, поэтому приходится постепенно постигать эту науку самостоятельно.

– Опасаетесь ли более состоятельных конкурентов, которые работают на барнаульском рынке?

– Ипподром я в принципе не отношу к числу конкурентов, потому что там вообще перестали работать с прокатом лошадей. В совхозе "Барнаульский" занимаются только с детьми или с профессиональными спортсменами. Им интересны местные рекорды и готовые мастера. Там никто не преподаст взрослому человеку навыки верховой езды. Что касается катания в карете или на санях, то в Барнауле работает всего несколько инициативных предпринимателей, которые оказывают такие услуги. Но их количество ограничено.

Мы особо не боимся конкурентов, потому что конное дело – очень тяжелая и кропотливая работа. Никуда не денешься от того, что каждое утро и вечер лошадей надо напоить, накормить и вычистить за ними навоз. Я могу лишь сказать, что наше дело обречено на успех, потому что у нас в процессе работы сложилась настоящая команда.

На языке любви

– Для Алтайского края псовые борзые собаки – редкое явление. Как вам удалось обзавестись такими дорогостоящими питомцами?

– Одна хорошая знакомая дарила мне на 8 Марта тарелочки, естественно, с лошадиной тематикой. На них была изображена сцена царской охоты с борзыми собаками. И я подумала, а почему бы и нам не организовать подобное театрализованное представление. Я позвонила этой же знакомой и говорю: "Тарелочку мне дарила?!! Скажи, где взять борзых собак?" Она говорит: "У нас в городе борзых как таковых нет, так себе – дохлота одна. Но я тебе дам телефон тех, кто держит неплохих псовых". Я позвонила, и владелица собак согласилась попробовать вместе с нами провести постановочную царскую охоту.

У хозяйки было три взрослых борзых. После мероприятия она мне говорит: "Давай ты одну заберешь". Я в ответ: "Да ты что! Она ведь бешеных денег стоит". Тогда хозяйка мне объяснила, что хочет просто отдать борзую. Оказывается, собака не поладила с остальными питомцами. Позже знакомая привезла к нам покататься на лошадях своих клиентов, они нам подарили еще одного щенка и одного взрослого пса. Причина вновь была простая – собака не может обходиться без воли, ей нужно бегать несколько километров в день. Но этого не могут им позволить их владельцы, живущие в городе. Когда мы побывали на краевой выставке собак, оказалось, что в Барнауле взрослых псовых всего 10, три из них находятся у меня.

– Вы начали рассказывать о вашем зрелищном мероприятии "Царские забавы", во время которого имитируете охоту с русскими псовыми борзыми и соколами. А как вам удалось привлечь к своей работе питомник охраны диких хищных птиц "Алтай-Фалькон"?

– Опять же посоветовала хорошая знакомая. Она сказала, что рядом с питомником есть лесная поляна, где мы можем реализовать наши "Царские забавы" совместно с питомником. Проезжая мимо "Алтай-Фалькон", мы решили туда заехать. Несмотря на то что была суббота, руководитель питомника Виктор Плотников находился на рабочем месте. Он без каких-либо возражений согласился предоставить на время представлений своих соколов. Так вместе с "Алтай-Фалькон" мы практически каждый месяц устраиваем инсценировки царской охоты. Оказалось, что наш питомник знают в Сирии и Египте, куда раньше поставлялась птица для соколиной охоты. Но о таком месте совершенно не знают в крае.

– Какие из запланированных проектов вы намерены осуществить в ближайшее время?

– К середине июля мы задумали создать живой уголок. Сейчас собирается коллекция подходящих зверей и птиц. Для начала это будут певчие птицы, белочки и кролики.

В сентябре или октябре в Барнаул приедет серьезная выставка "Царская охота". У нас состоялась предварительная беседа с московскими организаторами мероприятия. И они готовы поддержать нашу инициативу сопровождать выставку такими услугами, как катание верхом на лошадях и в карете. Тем самым мы друг к другу привлечем дополнительное внимание.

– Многие чиновники и бизнесмены покупают дорогих лошадей и платят большие деньги за их содержание. А вы не хотите в дальнейшем заняться и этим видом деятельности?

– Нет. Это не мое.

– В одной из своих книг журналист Александр Невзоров пишет, что кони не воспринимают русский язык, поэтому он общается с ними на языке индейцев – сиу. Есть ли у вас какая-то особая система знаков, с помощью которой вы контактируете с лошадьми?

– Мы общаемся со всеми питомцами на языке любви. Когда г-н Невзоров говорит так категорично о лошадях, то он лукавит. До того как конквистадоры привезли лошадей в Америку, таких животных там вообще не было. А вот в Испании есть серьезная и старейшая школа. Почему бы тогда не выбрать испанский язык? А на каком языке общался Александр Македонский со своим известнейшим конем?

Александр Невзоров говорит, что прокат лошадей – это плохо, ипподром – это плохо. Тогда на земле должны остаться всего несколько десятков лошадей, а все остальные люди стать обслуживающим персоналом для них. У него кони живут так. Но это не значит, что и все остальные лошади должны жить так же.

Вообще, если два лошадника или два собачника имеют противоположные мнения относительно какого-то вопроса, то они непримиримые враги. К примеру, говорить о том, что конь обладает высоким интеллектом, как считают многие, мне довольно сложно. Во всяком случае, у Рифа Абузаровича, нашей немецкой овчарки, его в разы больше.

– Самый неожиданный случай в вашей практике?

– Больше всего запомнились эмоции одной невесты, которая не ожидала увидеть такой сюрприз – карету, поданную ко Дворцу бракосочетания. От радости она чуть не выпрыгнула с балкончика здания. В прошлом году у нас была масса заказов от молодоженов. А потом в Барнаул пригнали лимузины, невесты уселись в них и забыли про экзотику.

– Кто стал самым неожиданным клиентом салона "Фаэтон"?

– В прошлом году к нам приезжал музыкант Игорь Скляров, который играет на стаканчиках. И он говорит: "Ребята, в Зальцбурге такая очередь в места проката лошадей. Там в кассу невозможно попасть, а здесь такая свобода".

– Каков средний ценник в салоне?

– Катание верхом на лошади нашему клиенту обходится 300 рублей в час. Карета по городу стоит 3 тыс. рублей в час. За время нашей практики самым длительным стал шестичасовой заказ кареты.

– Чего вам не хватает в жизни?

– Сложно сказать. У нас теперь даже курица с петухом есть (смеется). Причем курица попала к нам, спасаясь от собак, а петуха подарили соседи. Принесли его и сказали: "У вас каждой твари по паре. Вот вам!"

Что мы знаем о Марине Богомяковой

"Я родилась 9 сентября 1969 года в Камне-на-Оби во Всемирный день красоты и в один день со Львом Толстым", – рассказывает о себе Марина Богомякова. Она окончила музыкальную школу, поступила в АлтГУ. "Но потом вышла замуж и решила покинуть вуз", – продолжает она. После рождения сына поступила в музыкальное училище. Пять лет отучилась на дирижерском хоровом отделении. Преподавала в музыкальной школе.

С начала 1990-х годов вместе с мужем занялась бизнесом. Изначально это были автостоянка и мельница. В 2006 году открыла конный салон "Фаэтон", который оказывает услуги по прокату лошадей. kareta.com.ru/prokat/ekipazhikd/barnaul.html


Елена Гурьева | Алтайпресс http://altapress.ru/story/42748
Телефон: (8552) 71-72-38
E-mail: mail@kareta.com.ru
© 2017 «Каретный Двор»
Сайт сделали в «Нокс»
На главную Яндекс.Метрика